Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...

30 января 2020 г.

Больничные истории #3: 120/80 или пара стационарных баек

Сознательно не заострял внимание на том, как протекают дни в стационаре, чтобы не раздувать предыдущие заметки. Потому что о половине не расскажешь, а вываливать туда все - получится плов. Или каша - кому что.



В общем, всех духов в стационаре встречает сержант - дежурная медсестра. Забирает результаты анализов (если они есть, если нет - назначает их) и подшивает их в карту, зачитывает основные моменты распорядка, после чего отправляет в палату.

Палаты в неврологии ГКБ №40 двух типов: обычные на четыре или шесть коек и платные - на две или одну. Я лежал в обычной палате на шесть мест - честно говоря, было не до выбора (да и не предлагали). Всего в отделении могут лежать максимум 30 человек. Вроде немного, но на всю ораву ровно один душ (работает с 7 до 8 утра и с 18 до 21 вечера). Туалет тоже один (отдельно М и отдельно Ж), но у платных палат есть свои санузлы.

Убранство в палате спартанское: у каждой койки тумбочка и розетка (!). Одни на всех: стол с парой стульев, шкаф для верхней одежды, раковина с зеркалом и холодильник Саратов. Продукты в холодильнике должны быть строго убраны в пакеты, подписанные фамилией владельца и оснащенные датой закладки пакета в холодильник. В первый понедельник вся краснознаменная палата в полном составе получила нагоняй за не по форме подписанные пакеты.

Поговаривают, что в платных палатах есть телевизор, чайник и чуть ли не микроволновка.

Утро в стационаре начинается в шесть часов. Точнее, даже в полшестого: по коридору, глухо постукивая на стыках плитки,  крадется телега с мусорным бачком, а приставленная к ней медсестра заглядывает в палаты и вытряхивает урны в телегу. Безусловно, дело благое - негоже устраивать помойку в палатах, но почему в половине шестого утра!? Дело в том, что звукопоглощающих материалов в больнице крайне мало (преимущественно они представлены койками и пациентами), а двери тонкие - звуки гулко разносятся на все отделение.

Далее можно сходить в гальюн после чего расслабиться примерно на час. В семь утра происходит измерение давления и развод по местам сдачи недостающих анализов.

Снова можно затаиться на часок, пока не настанет время приема целебной капсулы для улучшения пищеварения. Полчаса на умывание и в половине девятого по коридору разносится звон, оповещающий о том, что в отделение прибыла тележка, везущая завтрак маломобильным клиентам стационара.

Завтрак для основной массы посетителей случается в 8-30 утра. Три ложки разной степени молочности каши (от максимально молочной - манной до овсяной или пшеничной почти на одной воде), если повезет - яйцо или омлет. Если повезет чуть меньше - бутерброд с маслом (возможно - даже с сыром!). Если не повезет - кусок хлеба (в принципе, хлеба можно есть сколько влезет - он в свободном доступе). И чай на выбор: со вкусом сахара или веток.

В зависимости от количества принесенной информации о заболевании и общего состояния вашего организма, дальше могут быть предложены разные квесты и дополнительные челенджи: поход к узким специалистам, на дополнительные диагностические процедуры или разнообразные массажи. Так как в целом я парень здоровый (да еще и послушно принес все нужные бумажки), квест мне достался ровно один раз: сходить к офтальмологу на первый этаж.
Но на самом деле лежать в больнице предельно грустно: во-первых, лечение заключается в постановке уколов и капельниц, что с одной стороны - быстро, с другой - не слишком эффектно. Во-вторых, делать нечего абсолютно. Запасайтесь мобильным трафиком или книжками.
Если квестов нет - остается сожрать положенные таблетки и лежать, ожидая визита медсестры и обхода врача. Четкого плана нет, но обычно постановка взадуколов и капельниц начиналась с дальних и платных палат, преимущественно с бабушек и дедушек. До нашей образцово-показательной палаты Зина доходила под конец, часам к одиннадцати.

Казалось бы, что тут хитрого - колоть в задницу острой иголкой. А нет - хитрость есть. С шутками и прибаутками постановка капельниц и уколов в исполнении Зины и других медсестер - это две большие разницы. Апофеозом была внутривенная инъекция в последнее воскресенье, поставленная с хорошо различимым хрустом.

Если вдруг повезло, и капельница закончилась к половине двенадцатого - можно попытать счастья на втором завтраке. Вероятнее всего там будет овсяный отвар, но пару раз давали кефир и однажды - целое яблоко! Смешные подробности с точки зрения обыденной жизни, но в стационаре это - действительно событие.

При хорошей погоде до обеда (до 13-30) и после него (до 15-00) можно пойти погулять, если нет других заданий от врача. Обед пропускать не стоит - самый насыщенный калориями прием пищи за день. Хотя и здесь встречаются весьма странные сочетания, как, например, овсянка и рыбная котлета при том, что на первое - борщ. Вместо чая - компот из очень сухих сухофруктов. Вкус или весьма слабый, или очень сладкий.

После трех часов дня, и до пяти вечера - тихий час. Выходы на улицу и посещения больных запрещены. В целом, график посещения пациентов довольно либеральный: с восьми утра до семи вечера с вышеуказанным перерывом.

В пять вечера повторное измерение давления, после чего по коридору совершает финальное путешествие бодро позвякивающая телега с ужином.
Забавно, что измерение давления процедура строго обязательная для всех. Я, по наивности, полагая, что в силу относительно юного возраста могу пропустить эту процедуру, нарвался на неудовольствие дежурной медсестры: "Тебе отдельное приглашение надо или ты неходячий?" А вот в Областной больнице с этим проще: меряют температуру и только по желанию пациента.
На ужин как повезет: от пустой каши до пюрехи с сосиской. Но чаще - каша. Здесь имеет смысл подтянуть немного хлеба, чтобы часиков в семь-восемь устроить вечерний перекус. Прожить на скромном больничном ужине с половины шестого вечера до половины девятого следующего утра конечно можно, но трудно. Вообще, с едой в "сороковой" не очень: кормят, мало того, что без изысков, так еще и очень-очень скромно. Чтобы не померли с голоду. Поэтому если похудение с помощью диеты в ваши планы не входит - готовьтесь к походам в окрестные магазины (благо, это допускается) или заряжайте родных и друзей подтаскивать разное питательное.


Дальше нужно сделать непростой выбор между прогулкой и гигиеной. Дело в том, что душевая работает с 7-00 до 8-00 и с 18-00 до 21-00. Т.е. Пока все пользуются последней возможностью погулять до семи вечера, есть неплохой шанс осуществить банно-прачечные процедуры. С другой стороны, погоды в конце августа стояли шикарные - чередовал: день прогуливался, день мылся. В конце концов, если народу в стационаре не слишком много - можно и в половине девятого сходить освежиться.


Ну а вот после душа/прогулки есть время заточить бутерброд, попить чаю и позалипать в телефон. С одной стороны, скучно и нечего делать, с другой - спать через несколько дней тотального отсыпания вроде и не хочется. С третьей - завтра в половине шестого поедет телега с мусором... Такой вот сложный выбор.

Да, в девять вечера дежурная медсестра закрывает двери отделения на ключ. Чтобы пациенты не шарахались по больнице и окрестностям.

Наступает ночь, стационар засыпает... Но перед этим - пара историй на ночь:

Стоит отметить, что качество засыпания серьезно зависит от состава палаты. В нашей лежал не то таджик, не то узбек Абдуло. Ночью его донимала то ли аллергия, то ли простуда, от которой он пытался спастись какой-то пшикалкой в нос, просто ядерным образом зашмыгивая ее содержимое. В остальном все спали сравнительно тихо, я морально был готов к худшему.
А вот в одной из соседних палат лежала тетушка под 60, которой заботливые родственники завели штук восемь будильников (чтобы она подъем для поездки в больницу не проспала). Тогда она не проспала, а на казенных таблетках расслабилась: естественно ничего не отключала, потому как не умела, зато спала мертвецким сном. В отличие от ее сопалатниц.
Абдуло работает на стройке и на скудный больничный рацион смотрит с недоумением и горестью: "Как я работать буду?" - говорит. Зато, читает книжки, за которыми ходит в окрестные книжные магазины. Причем книжки не абы какие, а Майн Рида, например.

Через койку от него лежал профессор теоретической механики из УрФУ. Очень любопытный дядечка за 60, имеющий пакет старческих не то, что болячек, но признаков возрастной деградации организма, усиленных пристрастием к курению. Мощнейший специалист, острый аналитический ум, логика и все такое, но... На полном серьезе изучает историю по книжкам Резуна-Суворова.

Напротив него койка, закрепленная за Толиком - молодым бойцом на дневном стационаре. Толик приходит за взадуколом и капельницей, после чего отбывает домой.

Рядом с моей - койка Кости. Костя имеет десятилетний стаж РС, за плечами опыт отказа от терапии, отрицание заболевания как такового, в итоге - закономерный печальный результат, почти полный отказ ног. Грустная фигня.

С началом второй недели коллектив сменился полностью. Напротив положили студента. Тезка поймал очередное обострение РС с обездвиживанием ног. На вид хрен поймешь - печалит его это или не особо. Меня бы в 21 год печалило.

Студент большую часть времени залипает в видосы на телефоне. А ещё он живой пример на тему: что бывает при несоблюдении техники постановки внутримышечных уколов. На его булке неторопясь заживает атомного размера абсцесс. Пока на него не посмотрели все медсестры, раз в день нас веселили охи и ахи.

Стратегическое место у холодильника занял 70+ летний дедушка. У дедушки "паркинсон", но таблетки он отрицает - ждет волшебных целебных процедур. После слов врача о том, что лечение, собственно, заключается в регулярном приеме этих самых таблеток (даже капельницы ему не только не нужно, но и нельзя), дед заявил, что лучше бы он поехал в Челябинскую область - лечиться пч0лами. Как я и говорил, консервативная медицина не слишком богата внешними эффектами, а народ ждет чудес.


Но недооценивал медицину дед зря. Буквально, на следующий день после начала приема таблеток он почти перестал залипать и стал заметно бодрее. Возможно, дело в том, что лекарства стоило начать есть раньше. А возможно - в том, что медсестры по запаре выдали ему увеличенную дозу колес, которую дед прокомментировал ёмким "Ёб твою мать".

Окна палаты выходят на корпус роддома. После обеда там выписки: рожениц встречают аплодисментами, улюлюканием и чуть ли не салютами. Иногда просто врубают музычку в машине.


Ну а по соседству, возле леса расположена Областная больница. Чтобы завозить пациентов, она оборудована вертолетной площадкой, на которую пару-тройку раз в день этот вертолет и прилетает.


За лесом - Академ. На день города туда пригласили каких-то певцов ртом и тоже включили музычку. Учитывая, что собрали там всякие сливки (да-да, от слова слив) провинциальной сцены, думал, что или умру от финского стыда или кровь из ушей пойдет. Помните, я писал, что беруши - маст хэв? Вооот.

Короче, было весело. Только грустновато и делать нечего. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Поддержи блог рублём!